dikiy_m (dikiy_m) wrote,
dikiy_m
dikiy_m

  • Music:

В преддверии сургутского концерта «Гражданской Обороны»

13 мая «Гражданская Оборона» в ДК «Магистраль»!
В связи с этим чудесным событием вашему вниманию предоставляется подробнейший отчёт о выезде в Тюмень на концерт «ГрОба» годичной давности с чудесными фотографиями (кто ещё не читал)




ПАНК-ВЫЕЗД ИЛИ ЧТО ТАКОЕ «КРУТО»



трактат в шести главах с прологом и эпилогом



  37,88 КБ



ПРОЛОГ



Итак, поездка в Тюмень на концерт «Гражданской Обороны». Как бы фантастично это не звучало, но это произошло! И прошло, надо сказать, здорово!! Но уже прошло, а это уже, в свою очередь, совсем «не здорово»! К сожалению, все события, происходящие во временном континууме, имеют обыкновение рано или поздно заканчиваться, и с этим ничего не поделаешь! Тем не менее, участники «выезда» получили психофизиологическую разрядку и, хоть и на время, отвлеклись от насущных будничных проблем, полностью отдавшись всепоглощающему и тотальному драйву.



 «…ПРАЗДНИЧНЫЙ ШЁПОТ В МЫШИНОЙ НОРЕ…»



 А начиналось всё это так. Я, как существо от природы невообразимо скромное (и, к слову сказать, единственный в Сургуте студент-интеллектуал) не стану писать, что всё это удовольствие осуществилось исключительно благодаря мне; лучше скажем так: если бы не одна замечательная личность, вряд ли всем нам довелось бы побывать в Тюмени, попасть на концерт ГрОба, неподетски оторваться на нём и вернуться домой в целости. Скажем же этой великой личности, которая из скромности пожелала остаться неизвестной Большое Человеческое Спасибо! (а если вы не помните, то эта личность – я!) Так вот, стало быть, эта самая личность, назовём её для краткости «Дикий Мешок», т.к. именно это словосочетание является её (личности) ником, она-то, а вернее, он-то первым и прознал про грядущий концерт, помониторив официальный сайт обороны, в частности, раздел «афиша». Затем, без особой надежды на столь массовый отклик, разместил предложение ко всем заинтересованным в гостевой книге сайта Хармс-суслики.народ.ру. Однако, реакция слоёв населения превзошла все ожидания. Дали своё активное согласие все, кто рассматривались в качестве потенциальных кандидатов в выездюки, да ещё и некоторые личности, изначально не рассматриваемые в роли кандидатов-по-умолчанию. Далее события развивались стремительно, хотя и долго. Парадокс? Да жизнь вообще сплошь состоит из парадоксов, сама по себе являясь таковым. Так вот, эти самые события подробно описывать я не стану, т.к. это никому не интересно, а те, кому это интересно всё это знают и сами, и им, соответственно, это тоже не интересно. Изначально выяснилась цена билетов на концерт, а составляла она ровно триста рублей, ни больше и ни меньше. С учётом дороги получалось дешевле, чем пойти на концерт в Сургуте, да ещё и нахаляву, в придачу, так сказать, выездюк получал возможность самому лицезреть и даже местами пощупать великую Тюмень – столицу деревень. Затем определилось количество выездюков, и составляло оно тогда четыре человека. После этого господин Дикий Мешок установил связь (телефонную) с проживающим в Тюмени своим знакомым, которого для краткости будем именовать «Проживающий в Тюмени один знакомый Дикого Мешка, который с ним учился в одиннадцатом классе, а после этого поступил в Тюменский Нефтегазовый Институт и год назад уехал в Тюмень», хотя, зачем нам такая краткость, назовём его лучше Александром Сергеевичем (не путать с Куриловым, ну и с Пушкиным тоже путать не стоит), ибо так его и зовут. Этот самый Александр Сергеевич обнародовал свою готовность купить нам четыре билета на концерт. Затем он таки эти билеты купил, но неожиданно чило выездюков инкременировалось, или, выражаясь по-научному, увеличилось на одного. Александр Сергеевич был поставлен в известность, однако у него не нашлось дополнительных средств для покупки дополнительного билета. Учитывая динамику сложившейся ситуации, стали предприниматься попытки как передачи денег Александру Сергеевичу, так и покупки их в обход него. Пока эти попытки предпринимались, пятый выездюк узнал о том, что поехать-то он не сможет. Далее об этом узнал и Александр Сергеевич, и все эти попытки прекратились. А вот уже после этого, выезжающие купили себе билеты на поезда: один – из Сургута в Тюмень, а другой – как ни странно, из Тюмени в Сургут. Всё это удовольствие обошлось им в 810 рублей на рыло. Затем выездюки собрались: как с духом, так и физически, а Александр Сергеевич узнал, что он будет встречать нас 28 апреля в 9 часов утра по местному времени. Этому факту он, безусловно, обрадовался неимоверно, ибо в половине одиннадцатого у него намечалась важная пара в институте. Уже практически в последний момент стало известно, что с выездюками поедут ещё двое: девушка одного из них, которую мы назовём просто и незамысловато: «Алёна» и чудесная девушка с прекрасным, а главное редким именем Петя. Опять парадокс? А я ведь вас предупреждал… Чтобы никто из читателей, не владеющих ситуацией не заподозрил ничего противоестественного, пожалуй уточним, что эту самую Петю на самом деле зовут Мариной и ничего противоестественного она собой не являет. Эти две барышни, как счастливые обладательницы почётных нагрудных значков и именных удостоверений с надписью «пресса» рассчитывали попасть на концерт, минуя кассу, т.е. даром. Однако, не знаю, зачем я так долго писал вам про Петю, ибо она всё равно с нами не поехала. У первой же девушки, которую мы условились именовать Алёной, тоже имели место быть небольшие проблемы, в частности, её старый паспорт забрали, а новый ещё не выдали, но она, не долго думая, купила билет на имя своей сестры и с её же паспортом отправилась в путь. Причём, билет она купила в последний день. И вот тут-то, незаметно и подкралось 27 апреля, день выезда…



«КАЖДЫЙ ДЕНЬ ОТ ШИРОКОГО ПЕРРОНА УЕЗЖАЮТ ВЕЧЕРАМИ ПОЕЗДА…»



 Сбор был назначен на 17:00 по местному времени в квартире у одного из выездюков, которого мы для краткости назовём «Хвост». Волею судеб я прибыл на место раньше всех и застал многоуважаемого Хвоста за просмотром кинофильма «Хвост виляет собакой». Представляете, какойе совпадение?! Я сам был в шоке… Вскоре подошли ещё два индивида, одного из которых логичнее было бы называть TimSlim’ом, но поскольку мне западло каждый раз переключаться на английский и обратно, будем называть его просто «паровозом», поскольку таковым он и является в силу своей футбольной ориентации. Паровоз удивил, и, скорее всего, не только меня, тем, что из вещей он с собой решил взять только то, что на нём было одето. Вторым индивидом являлся некий Бесноватый П, он же Весельчак У, он же Неизвестный К, он же Посторонним В. Да, «над землёй много чёрных птиц, у любви много разных лиц…» (только тот, кто знает этого индивида, поймёт, сколько иронии заключено в этой цитате). Не знаю, как его лучше именовать для краткости, поэтому назовём его незамысловато Константином. Когда наступил час Х, выездюки выдвинулись к месту, где их ожидал автомобиль, готовый отвести их на жэдэвокзал. Однако, автомобиль повёз их не на жэдэвокзал, а к вышеупоминавшейся Алёнке. У вышеупоминавшейся Алёнки выяснилось, что её собрались провожать ещё две девушки. Соответственно, некоторым из выездюков пришлось следовать до вокзала автобусным способом. В их число вошли Константин, Паровоз и Ваш покорный слуга. Закупившись в ближайшем магазине алкогольными напитками, хлебом и сигаретами, мы направились к автобусной остановке, откуда и проследовали на вокзал посредством городского транспорта. Когда же мы прибыли на вокзал, мы оказались шибко удивлены тем фактом, что выехавших на автомашине остальных членов мероприятия не оказалось на месте. Не долго думая, мы проследовали в вагон №12 типа «П». В билетах значилось, что «места указывает проводник». Проводник указал места таким образом: «а занимайте любые». Оказалось, что поезд-то ехал аж из Нижневартовска, и свободных местов было мало. А уж тем более в одном купе. Однако, в самом последнем, околотуалетном купе мы отыскали пять свободных мест. Мы, конечно, обрадовались, однако по мере того, как текущее время приближалось к времени отправления поезда, а Хвоста с Алёной всё не было, наша радость уменьшалась экспоненциально. Господин Дикий Мешок, т.е. я предпринял попытку поискать искомых граждан на вокзале, перроне и прочих прилегающих местах, однако, эти попытки успехом не увенчались, а только вселили в оставшихся в вагоне Константина и Паровоза чувство тревоги, вызванное вероятностью того, что и я не успею на поезд, и им придётся ехать вообще вдвоём. Надо сказать, что ситуация осложнялась ещё и тем, что все наши вещи были у Хвоста в машине (естественно, кроме паровозовских, т.к. он следовал без вещей). Тем временем Мешок вернулся в вагон, не обнаружив там никого, кроме тех, кого он там, уходя, оставил. Когда же минутная стрелка образовала прямой угол с горизонтальной плоскостью, вплотную приблизившись к цифре «6», все провожающие были выгнаны из вагона, а отъезжающие – наоборот, загнаны в него, вот тут то за окном и показалась группа бегущих лиц с нашими вещами, среди которых были опознаны Хвост, Алёна и другие индивиды. Вскоре те самые Хвост с Алёной появились в вагоне, а ещё через несколько минут поезд тронулся. После таких эмоциональных стрессов, естественно, я приложился к банке с отвёрткой, периодически прикладываясь к сигарете «Парламент». Выяснилось, что в последний момент Алёна решила достать ещё одну карту памяти к своему фотоаппарату, и для этого все они поехали неизвестно куда, впрочем, карту памяти они не достали, а вот опоздали изрядно. Когда же всё это было позади, и был сделан памятный снимок.



 40,81 КБ



Далее следовали всякие рутинные операции типа покупки постели, укладывания вещей, стеления постели, употребления алкоголя и скоропортящихся продуктов. Алёна принялась читать распечатку различных интервью Игоря Фёдоровича Летова, поскольку в отсутствие Пети появилось вакантное место для взятия интервью у этой Глыбы, этого Матёрого Человечища, однако, никто не хотел выступать в роли «интервьюятора», причём, каждый по своим причинам. Время летело быстро за поглощением алкоголя и игрой во всякие интеллектуальные игры. Вскоре многие отошли ко сну, а мы, помнится, с Хвостом завели разговор о творчестве истинном и возможности реализации творческого потенциала в программировании в полной мере. Через некоторое время Константин, свесившись с верхней полки сообщил нам, что-то типа того, что мы оба абсолютно не правы и не пора ли нам спать. Вот тут-то нам с Хвостом пришла в голову мысль: «А не пора ли нам спать?!». И, сойдясь на мысли, что нам пора спать, мы отправились спать. «На утро они неизбежно проснулись. Не простудились, не замарались, называли вещи своими именами, сеяли доброе, разумное вечное…» После всяческих процедур типа сдачи постели, умывания, переодевания и продолжительной игры в «Контакт» наконец-то поезд прибыл в гэ Тюмень. Выездюки вышли из вагона.



 «И ДЕНЬ И НОЧЬ ПО УЛИЦАМ ШАТАЮТСЯ ТОЛПЫ…»



  Тюмень встретила нас тёплыми утренними лучами солнца, зеленеющей кругом травой и мордой лица встречавшего нас Александра Сергеевича. Выяснилось, что дела у Александра Сергеевича идут нормально, а ехать до него следует на автобусе с замечательным номером 13, что мы, собственно, и сделали. Выйдя из автобуса и направившись к Александру Сергеевичу, неожиданно от нас отделились Хвост с Алёной и направились к Алёниным бабушке и дедушке. Мы же с Константином и Паровозом поднялись к Сергеичу. Там мы встретили ещё двух индивидов и кошку, которые, как выяснилось, тоже там живут. Через некоторое время, угостившись чайком, была установлена связь с Хвостом. Он ожидал нас на какой-то площади, название которой я никогда не вспомню. Александр Сергеевич не долго думая, развернул карту города и обрисовал нам ситуацию. Оказалось, что находимся мы на улице Немцова, если пойти куда-то, а потом куда-то свернуть, а потом, не поворачивая, пройти и свернуть позже, то потом можно увидеть «такой дом э-э там этажей где-то так… короче, много там этажей», который называется муравейником. Вот не доходя до него надо было опять свернуть и пойти прямо, а там уже и будет этот замечательный парк. Единственное, что я из всего этого для себя усвоил, так это то, что в городе Тюмени есть река (она была отмечена на карте). Вообще, весь этот процесс напоминал тайный совет ставки Верховного Главнокомандующего перед штурмом Берлина… А вообще, если не драматизировать, то нам надо было просто идти до упора, т.е. до муравейника, а затем свернуть. Особенно, учитывая, что Сергеич довёл нас до того места, откуда нам надо было идти до упора. Дойдя до упора, т.е. до муравейника, попутно рассматривая город, мы свернули и обнаружили за поворотом парк, а в нём – Хвоста с Алёнкой. Они то и предложили нам направиться к её бабушке, сразив нас таким предложением: «пойдёмте покушаем». Сами понимаете, что никто из нас не мог отказаться… По дороге к её бабушке лично мне бросались в глаза не в меру романтичные названия улиц: «Холодильная», «Механическая», «Фабричная», ещё улица кого-то там типа Шлиссельмайдера… Ещё поразила такая картина: две скамейки, мусорка, надпись сверху: «Остановочный комплекс». Но это ещё не всё, согласно той же надписи, остановочный комплекс называется «Ул. Школа №37», причём школа-то такая рядом есть, но такой улицы нет нигде. И ещё много интересных деталей, все так теперь уже и не вспомнишь… Плотно покушав у Алёниной бабушки мы отправились «смотреть город». Город нам показывала Алёна, которая, вроде как, выросла в Тюмени. Весь процесс знакомства с городом выглядел довольно странно. Достопримечательностями являлись какие-то старые качели, на которых наша экскурсоводка любила кататься в детстве, какие-то дворы, знаменитые тем же, какая-то свалка… Проникшись значимостью этой достопримечательности, мы не могли не сфотографироваться на её фоне.



64,31 КБ



Однако, после осмотра таких достопримечательностей, мы всё же отправились на центральные улицы города. Прямо скажем, особых достопримечательностей мы и там не заметили, однако пейзажи выглядели уже получше. Дойдя до какой-то толи администрации, толи мэрии, мы водрузили свои тела на скамейку и предались процессу сидения под яркими лучами весеннего солнца. Намотанный только что километраж, сытность и объём употреблённой пищи и теплота, излучаемая нашим светилом, совсем-таки разморили нас, и нам больше никуда не хотелось идти. Только за пивом. Но за пивом никто идти не желал, так все и сидели, наслаждаясь весенней теплотой, коей в данный момент был лишен холодный Сургут.



64,42 КБ



Но рано или поздно пришлось бы встать, что, собственно, вскоре и произошло. Мы отправились, как в последствии выяснилось, по центральной улице города, к тому самому ДК «Строитель», в котором и должен был состояться концерт в 19:00, ибо Алёна всё ещё оставалась не обилеченой, а насчёт халявного входа для прессы тоже стоило ещё уточнить. Через некоторое время скитаний по центральным улицам города, мы, наконец-то обнаружили искомый объект. На объекте красовалась здоровенная афиша «Гражданская Оборона». Внутри самого ДК тоже многое радовало глаз: мягкие диваны, манящие наши задницы после многочасовых прогулок по Тюмени… Ситуация с обилечиванием Алёны тоже была достаточно своеобразной. В кассе на её заявление, типа, я – пресса, обеспечьте мне бесплатный вход на концерт, её отправили… в 106 кабинет. Там ей сказали, что, типа, представляете девушка, у нас тут чисто случайно завалялся один пригласительный билет, не хотите ли его взять? Таким образом, теперь уже 100% выездюков имело документы для входа на концерт. Внезапно выяснилось, что Паровоз с Константином настолько измождены, что не могут продолжать наших прогулок. В результате они остались сидеть на уютных диванах, а мы с Хвостом и Алёной опять отправились хрен знает куда. А пришли мы обратно к Алёниной бабушке. Не буду вдаваться в подробности, но волею судеб мне пришлось самостоятельно топать оттуда до Александра Сергеевича. Причём, путь состоял из совокупности мест, пути между которыми я знал (приблизительно), однако весь этот совокупный путь был достаточно долгим и, как мне показалось, вполне поддавался нормализации. По моему скромному мнению, если пойти дворами наискосок, то можно было бы прийти в пункт назначения достаточно быстрее, что я и предпринял, свернув в подворотню. По мере ходьбы в голове возникали странные мысли, типа: ничего, до 19:00 ещё далеко, если чё можно такси поймать.. Однако, каким же было моё удивление, когда, пройдя буквально минут десять, я вышел к пункту назначения! Удивлению и радости моим не было предела! Уже через достаточно малый промежуток времени я сидел у Сергеича, попивая пивко и переписывая ему на хард песни с моего плеера. Вскоре подъехали Хвост с Алёной на машине (которой рулил Алёнин дедушка), чтобы повести нас на концерт. Не знаю как кто, а я сделал для себя открытие, что в «Оку», оказывается, нельзя залезть впятером… Собственно, нетрудно догадаться, что мы с Сергеичем пошли пешком, а вернее, на автобусе. К «Строителю» мы явились где-то в без десяти семь, где нас ждало наше пиво и огромнейшая толпа Панков и неформалов, заполнившая всю площадь перед ДК…



 «КАЙФ ИЛИ БОЛЬШЕ»



 Оказалось, что Константин с Паровозом толи слишком отсидели себе некоторые места, толи серьёзно беспокоились за мою безопасность, учитывая, что все билеты, кроме Алёниного пропуска, были у меня, но они высказали своё негодование по поводу нашего, якобы, позднего прихода. За пять минут я успешно втянул в себя пол-литра «девятки», а Сергеич (не без посторонней помощи) – пол-литра «семёрки». Время было где-то около девятнадцати ровно, но огромная часть публики всё ещё тусовалась на улице. Успешно раздевшись, преодолев казачьи кордоны (да, да, вместо мусоров обеспечивали порядок казаки – такие красивые в форме образца 1915 года, с георгиевскими крестами, прям как на этой фотке) и справив естественные надобности мы вошли в зал ДК.



29,73 КБ



Зал уже был заполнен на половину, сам он был достаточно большим, с таким резким подъёмом к задним рядам. Наш ряд носил номер 14, однако лично я, естественно, не планировал сидеть на своём месте. Сразу бросились в глаза две микрофонные стойки и полное отсутствие ударной установки. Многие напряглись… Алёна вооружилась фотоаппаратом, а Хвост диктофоном. Я предложил всем проследовать к сцене, ибо там уже собралось прилично народу, Константин мне сообщил, что собирается туда, но не сейчас, Хвост со мной проследовал, но тут же убёг на фланг импровизированного танцевального портера, вслед за своей Алёной. Так я остался наедине с тюменскими панками. Разговорился, выяснилось, что экран, красующийся на сцене поднимается, а за ним обычно и бывают ударные установки и остальные необходимые атрибуты… Так, собственно, и произошло. Экран поднялся, показалась ударная установка, из-за неё нельзя было не разглядеть Сан Саныча Андрюшкина, тут же на сцене появились Чеснаков, Чумакова и… ну, а кто бы вы думали?? – ясный перец, сам Игорь Фёдорович!!!



24,56 КБ



Народ взревел, Андрюшким отстучал ритм, Летов взял аккорд и зал погрузился в двухчасовое отрывалово. Тем, кто частенько посещает живые рок-концерты и предпочитает внимать исполнителям, колбасясь перед сценой, не нужно объяснять, что такое «танцевальный портер», однако, учитывая аудиторию наших читателей, думаю, стоит сказать пару слов об этом. Итак, много-много народу, располагаясь вплотную друг к другу как в метро в часы пик, скачут, трясут хаером, орут изо всех сил и получают охренительные кайфы.



46,57 КБ



Впоследствии выяснилось, что Константин с Паровозом тоже проследовали в портер, но достаточно поздно и попали в самый хвост оного, где реальной колбасы, как у нас, в авангарде, не было. Я же находился, практически нос к носу с Летовым. Ну, для истинности повествования стоит отметить, что между нашими носами находилось ещё носа четыре и метра три пространства в придачу. В толпе обнаружили себя несколько волосатых индивидов, которые время от времени подговаривали рядом стоящих «прессануть казаков». Начинались такие волны: сначала к сцене, потом, под обратным толчком казаков – обратно. Главный казак с усами после таких активностей проламывался в толпу и говорил кому-нибудь, чтобы, типа, так он больше не делал, но, как ни странно, к тем двум «зачинщикам волнообразных движений» он не обратился ни разу.



35,25 КБ



ГрОбовцы начали с «Он увидел Солнце» и продолжили ещё хрен знает скольким количеством композиций, исполняемых нон-стопом. Кто-то рядом с моим ухом между песнями постоянно орал «Про Янку давай!», однако, после того, как была исполнена «Офелия», он продолжал свои крики. Видимо, просил «Про мишутку». Так как у Игоря нашего Фёдоровича плохих песен нет по определению, не берусь характеризовать сет-лист концерта. Но лично меня приятно удивила старая и забытая, но очень мною любимая композиция «Мы – лёд под ногами майора». Ещё самого себя удивил тем фактом, что подавляющее большинство песен я узнавал с первых аккордов, и текста всех без исключения знал наизусть. Очень мощно была исполнена «Свобода», в которой припев игрался в два раза быстрее, чем в привычном варианте. Исполнялись как старые вещи типа «Зоопарка» и «Детского мира», так и новенькие, с последнего альбома: «Без меня» и, собственно, «Долгая Счастливая Жизнь», ещё была исполнена «Мы идём в тишине» Чёрного Лукича, и ещё много хороших песен. В середине концерта Сан Саныч Андрюшкин выкинул в зал палочки, кому-то повезло… Хотя, если Андрюшкин бросил их сильно, может и не повезло… Ближе к концу голос стал меня покидать, а физические силы иссякать. Закончили «Мышеловкой» и со словами «Спасибо, Тюмень», все удалились.



33,75 КБ



Народ, ясный перец, не хотел отпускать кумиров и стал скандировать «Ещё». На моё удивление, Летов с музыкантами, вернулся. Учитывая, что в одном из последних интервью Игорь Фёдорович говорил, что не исполняет песен по заказу и практически не выходит на бис, можно сказать, что этот факт был достаточно неординарным событием. На бис было исполнено «Солнце взойдёт». Народу, естественно, и этого было мало, крики «Ещё» вновь заполнили зал, но из-за кулис показалась голова Чеснакова, который характерным жестом дал понять, что на этом ВСЁ. Вот так символично концерт начался песней о Солнце, песней о нём же и закончился. Все потянулись к выходу. Пока мы шли в сторону гардероба, нас достиг крик некого индивида «Там Летов автографы раздаёт!». Я, по вполне определённым причинам, не сталломиться за автографом, а вот Алёна получила автограф Игоря Фёдоровича на свою косметичку.



16,88 КБ



Процесс «раздачи» проходил так: собирались предметы, на которые требовались автографы и отдавались в гримёрку, потом возвращались уже надписанными. Прямого контакта с кумиром не происходило. Сразу после концерта толпы неформальной молодёжи наполнили пространство перед ДК, а мы, всей компанией направились к Александру Сергеевичу.



 «ПРАЗДНИК КОНЧИЛСЯ, ДОБРЫЕ ЛЮДИ ВТОРОПЯХ НАДЕВАЮТ КАЛЬСОНЫ…»



Долго-долго и в темноте следовали мы к Александру нашему Сергеевичу. По пути делились впечатлениями о концерте, а я восстанавливал голос горячим чаем «Липтон» по семь рублей за стаканчик. Придя на место мы первым делом просмотрели фотографии, затем Хвост с Алёной отправились к её бабушке с дедушкой «есть еду и пить вино». Мы же остались, однако, тоже употребив ужин в виде пельменей, за что Александру Сергеевичу огромное спасибо. До поезда оставалось прилично времени, ибо уходил он аж в пол третьего ночи. В этот самый момент шёл матч «Парма» - ЦСКА, за последних, напомню, имеет честь болеть Константин, и, согласно моему расчету, мы должны были успеть посмотреть матч полностью, однако, не смотря на то, что расчёт мой был верным, матч мы не посмотрели, ибо у Александра Сергеевича антенна дециметровые каналы не брала, а матч шёл по «Спорту». Паровоз тем временем погрузился в крепкий сон с храпом. В половине второго мы сходили в ближайший круглосуточник затариться едой в поезд, а в без пятнадцати два нас уже ожидало такси. Попрощавшись с Сергеевичем мы направились к вокзалу. После нескольких минут ожидания как Хвоста, так и поезда, пришёл последний.



«ЦИКЛ ЗАКОНЧЕН, ПОРА ПО МЕСТАМ…»



Мы, забравшись в вагон, обнаружили некого спящего индивида на одной из наших полок, который вёл себя не совсем адекватно. Вскоре подоспел и Хвост, а ещё через некоторый промежуток временного континуума, поезд тронулся. У спящего индивида на груди виднелся значок «Барселоны». Я же, со свойственной мне прямотой, уместной жёсткостью и значком Питерского «Зенита» на груди начал общение с непонятным индивидом. После каждого ответа на мой вопрос он опять засыпал. В конце же концов, выяснилось, что билета у него нет, а билет у тренера, а тренер хрен знает где. Потом выяснилось, что место его совсем и не здесь. Короче говоря, невменяемый упорный индивид с позором удалился. Вот, дорогие друзья, теперь вы понимаете, почему «Зенит» круче «Барселоны»! Поскольку все были достаточно измождены, а в особенности я, так как колбасился сильнее всех и прошёл больше всех километров, все, а в особенности я, практически мигом погрузились в крепкий и содержательный сон. Ведь «только крепкий сон приближает к увольнению в запас»… Э-э-э, это я по-моему не из той оперы, ну да ладно. По утру мы, как водится, «неизбежно проснулись». Последним «неизбежно проснулся» я, обнаружив всех остальных играющими в карты. После продолжительной игры в контакт, в которой, к слову сказать, никто не смог угадать моё слово «Арахнофобия» и частых употреблений пищи без употребления алкогольных напитков, мы приблизились вплотную к населённому пункту под названием Сургут. Приблизились, надо сказать, с опозданием на час. Родной (впрочем, не для всех) город встретил нас ветром, снегом и холодом. И это после солнечной Тюмени! Праздник закончился. Нас ожидали суровые будни, зачётная неделя, сессия и госэкзамен. Но это уже совсем другая история.



ЭПИЛОГ



Что ж, такой вот «праздник жизни» имел место быть. Естественно, не обошлось и без негатива и главным негативным фактором является то, что теперь для меня, как, думаю и для всех выездюков, концертом, лучшим, чем этот может стать только ещё один концерт «Гражданской Обороны». Мы, так сказать, достигли концертного максимума. Лично я безумно рад, что мне удалось раскрутить многих из своих друзей на это авантюрное мероприятие, и они, пусть и с оговорками, но остались вполне удовлетворёнными оным. В заключении, хотелось бы выразить безграничную благодарность Александру Сергеевичу за содействие и тёплый приём, Алёниной бабушке за вкусный обед, а музыкантам и Игорю Фёдоровичу за охренительный концерт и за то, что они есть! Coda…


Tags: Тюмень, концерт, путешествия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments